О ТЯЖЕЛОЙ СУДЬБЕ ОХОТНИКОВ И ИХ ТРОФЕЯХ
13

 

Охотник по призванию

—Да, господа, удивительные бывают иногда случаи на охоте! Хоть и говорят, что охотники врут, но ведь это кто говорит? Кто и понятия-то не имеет о том, что такое охота!

А бывают!… Да вот вам недавний случай со мною: брожу я с ружьем, вдруг вижу – пробегает заяц. Я сдернул ружье с плеча – бац! Но второпях не успел прицелиться хорошенько и вместо зайца убил свою собаку.

Что же вы думаете? Заяц сначала ошалел, потом вдруг, как будто опомнился, схватил мою собаку в зубы, притащил ее и положил к моим ногам.

«Осколки».1884.№41.

Охотник по наследству

…..Охотился я раз на медведя с рогатиной… Рогатина пополам… Облапил меня Мишка, чувствую, что дело плохо. Хотел ему сделать подножку, не удается… Ну, думаю пропал… Но тут! Блеснула у гениальная мысль: я давай щекотать Мишку под мышками, а они терпеть не могут… Расхохотался мой Мишка, ослаб, на землю опустился, а я себе, знай, все его щекочу…. Что же вы думаете? Ведь до смерти защекотал!… Вот оно что не потерять присутствие духа….

Была у меня собака, кличка Стряпчий…То есть что за ум был у собаки, трудно поверить!.. Скажешь ей, бывало, с вечера: «Стряпчий! Меня завтра в семь часов разбуди»… Уже будьте покойны — разбудит: ровно в семь часов придет в спальню, принесет в зубах сапоги, поставит у кровати и подушку из под головы выдернет.. Даже так, что если часы на десять или, там, на пятнадцать минут бегут, так он, каналья, рассчитает,

чтобы ровно в семь, а не раньше…. И печально кончил, бедняга: влюбился несчастливо и застрелился из моего же охотничьего ружья.

…. А то была еще у меня собака Трезор… Чутье замечательное… Вхожу я раз в кабинет, а мой Трезор стоит перед шкафом с книгами и стойку делает: насилу я сообразил, что в шкафу лежали «Записки охотника».

«Осколки».1889.№38

Охотничий разговор

Две бедовые дамочки разговаривают:

— Зиночка, представь себе: Лев Петрович вчера выстрелил.

– И промахнулся?

— Нет, попал.

— Куда?

— Прямо в сердце.

— А что же он потом сделал с тобой «птичка»?

— Тоже, что и все делают с убитой дичью..

— Что же именно?

— Увез к себе домой.

«Стрекоза».1895.№5.

Врать, так врать

— Вот вообразите себе, у меня была собака, так я вам скажу, уже такая смышленая, точно человек: бывало ей скажешь: позови Петра, так уж побежит и непременно приведет его, а не Антона или Никиту. Прикажешь позвать Антона, так уж не ошибется и приведет его.

— Это что! А вот у меня была собака, так, понимаете, еще на задние лапки встанет и спросит: «не прикажете ли еще чего-нибудь, ваше благородие?». Вот какая была собака!

«Будильник»,1914,№14.

14

В камере судьи

— Вас обвиняют в покупке ружья без надлежащего на то разрешения начальства. Знакомо вам это ружье?

— Как минэ не знаком? Скажи пожалста! Я это ружье еще тогда знал, когда он был еще такой совсем маленький пистолет!

«Осколки,.1883,№4.

Из повседневного

Разговаривают два охотника.

— Ну, что, охота была удачная?

— Очень удачная!

— И много ты принес домой дичи?

— Нет…но зато я подарил жене рога.

— Неужели?! Лось попался, что ли?

— Какой, там, лось! Просто попалась пикантненькая крестьяночка.

«Юмористический альманах».1908.№40.

Охотничьи страсти

Говорят, что ни одного зверя не так трудно приручить, как волка. Однако же…

Одна дама приручила волка, и он привязался к ней как собака. Однажды она уехала на несколько дней, и волк, в ее отсутствие, до того заскучал, что перестал есть и заметно похудел Когда его госпожа вернулась, он от радости не знал, что делать – прыгал около нее и лизал ее руки, а затем вдруг упал и тут умер от истощения сил.

«Охотник».1887.№1.

Наши охотники

— В прошлом году на этом месте я набрел на целое семейство куропаток…

— Где же они?

— Должно быть все замуж повышли.

— У вас, Федор Федорович, ружье-то, кажись, центрального боя.

— Да, только в центр никогда не попадает…

«Осколки»,1897,№28.

Тигр

(из рассказов о хвастунах)

Поручик В., только что возвратившийся из Средней Азии, обедал усвоего приятеля, капитана К., и рассказывал о тамошнем житье-бытье.

— Правда, что там тигры водятся? – спросила его одна из дам.

— Еще бы! Помилуйте, они там иногда по улицам бегают, все равно как у нас собак!

— А вы охотились на них?

— Что за вопрос! Конечно…

— Это должно быть очень опасно?

— Ничуть! Да вот вам случай со мною. Иду я раз так себе по лесу, чтобы подышать здоровым лесным воздухом (ружье, разумеется, было со мною); как вдруг в недалеком от меня расстоянии вижу два устремленных на меня злобных глаза. Смотрю тигр. А, голубчик, тебя мне и надо! Сейчас ружье к плечу – бац! Тигр только ногами задрыгал – готов. Прошел я, этак, шагов двести, смотрю – опять два глаза. Подошел ближе, вижу – вижу громаднейшая тигрица! Я сейчас – паф! И она растянулась у моих ног. Иду далее, и вдруг, опять вижу, что прямо на меня идет огромный тигр… Живо прицелившись…

— Послушай!.. Если ты еще выстрелишь, то ты останешься без коньяку к кофе! – перебил его капитан.

— Нет, я не выстрелю… я это предвидел, — невозмутимо отвечал поручик, — потому закинул опять ружье на плечо, и отправился домой.

«Осколки».1895.№15.

Интересный документ

В одном договоре, заключенном между крестьянами и охотниками по аренде болота, в числе обязательств, подлежащих выполнению со стороны охотников, после слов: «травы не топтать, костров на лугу не разводить» рукою сельского старосты было дописано: «свойских уток не стрелять и девчат не трогать»

«Искра»,1881,№7.

По ошибке

Известно, что охотники в высшей степени интересные и типичные люди; что они жизнерадостны и добродушны и что в обществе становятся откровенными, общительными и шаловливыми.

— Федор Федорович! Дорогой! Да расскажите, как это вы «по ошибке»…того…

Приставала компания молодых охотников к уже подвыпившему товарищу.

— Господа! Я уже несколько раз вам рассказывал, — говорил Федор Федорович, мужчина лет 50-ти, с добродушным лицом и лысиной.

— Ну еще, пожалуйста, что вам стоит? Вот Петр Петрович еще не слыша.

Не заставляя себя долго упрашивать, так как и сам любил порассказать, Федор Федорович начинал рассказ.

— Засиделся я в одной компании и поздно ночью возвратился домой; разделся и отправился на половину жены. Вдруг в полночь крик, шум…Просыпаюсь,… гляжу… черт знает, что такое. Возле меня – плачущая горничная, а посреди спальни стоит рассвирепевшая жена в манто и шляпе и, размахивая зонтиком, кричит во все горло. Оказывается – когда я пришел, то жены еще дома не было, а горничная, приготовляя постель, уснула на ней в ожидании, а я, знаете, по ошибке того…

Не дав закончить рассказ, компания разразилась диким хохотом, а добродушное лицо Федора Федоровича как-то особенно широко расплывалось в улыбку и казалось, что и ему это было смешно, что и он сам был несказанно рад тому, как он «по ошибке того»…

«Развлечения,1889,№13.

Добавлена:
Статья напечатана: 11-22-2010

Оставить комментарий

Комментариев нет