Стратегия развития — без развития. Парадоксы некомпетентного управления.

Подготовка и проведение авиасалона «МАКС – 2011» привлекли внимание средств массовой информации к проблемам российского авиапрома. С острой статьей «МАКС с новинками от Боинга» выступил еженедельник «Аргументы недели». В ней, в частности, рассказывается как авиадвигатель большой мощности НК-93, не имеющий в мире аналогов, уже разместившийся на летающей лаборатории в Казани был снят  с испытаний. Это произошло, как пишет газета, по  «преступному «бездействию» министра В.Христенко и главы госкорпорации «Оборонпром» А.Реуса. Резкая критика министра? Но справедливая. Прежде всего, следует отметить, что Виктор Борисович, не только забронзовел на этом посту, а покрылся какой-то непонятной бронзовой смесью брежневского разлива. Министерство по многим направлениям промышленной политики имеет провальные результаты. И отвечать за провалы, о которых мы будем говорить далее, должен министр. Но сначала немного  предыстории.

Виктор Христенко является признанным старожилом кремлевских кабинетов. В ранге вице-премьера он недосягаем, а по времени ношения министерского портфеля уступает только Сергею Шойгу. Он является кадровым продуктом либеральных реформ и по-солдатски служит им уже более двадцати лет. За это время над его головой пролетало много вихревых бурь, высокочтимые белодомовские кресла  трясло как при цунами, а он наперекор всему оставался в строю, а в смутные времена на несколько дней  дважды был хозяином дома на Краснопресненской – исполнял обязанности премьера (после отставки Кириенко, Касьянова). Такое должностное самосохранение нельзя объяснять магическим везением, здесь  заложена какая-то  другая загадочная парадигма, которая  позволяет Виктору Борисовичу  умело обходить бюрократические рифы и  оставаться у кормила власти. И это при смене семи глав правительств!

Сложилось общее мнение, что прародителем федерального взлета Христенко был Анатолий Чубайс, который приметил в фигуре челябинского вице-губернатора, возглавлявшего штаб по выборам  президента Ельцина в 1996 году, достоинства, которые могли сопутствовать и его реформаторским планам. Вскоре он становится замом министра финансов, а при утверждении правительства Сергея Кириенко взлетает на должность вице-премьера по экономическому блоку. Дефолт 1998 года как-то стороной обошел Христенко, больше всего «склоняли»  Чубайса, Кириенко, Дубинина, Задорнова , Немцова. Просидев некоторое время при примаковском правлении на Ильинке, Виктор Борисович получает приглашение в правиельство уже от Сергея Степашина, становится первым вице-премьером. С мая 1999 года он больше не покидает Белый дом.

В одной из статей, характеризующих  деятельность  Христенко, отмечалось: «Христенко как будто специально провели по всем важнейшим сферам управления – регионы, бюджет, Дума, международные организации, макроэкономика, ТЭК. Нигде он не допустил серьезных ошибок, нигде не сделал и ничего особенно выдающегося, но везде придумывал очень правильные проекты «на перспективу». Опыт накопил такой, что теперь впору идти в премьеры». Насколько правильно он придумывал проекты «на перспективу» нам и хотелось бы разобраться. И не столько в верности его стратегическим задумкам, а по результатам их воплощения в жизнь и чем это в итоге оборачивалось для экономики страны.

Уход правительства Михаила Касьянова в 2004 году уменьшил с формальной стороны возможности Виктора Христенко в правительственной иерархии, он потерял пост вице-премьера, но ему досталось одно из самых весомых министерских кресел – Министерство промышленности и энергетики. Помимо ТЭКа в структуре министерства важное место занимали авиапром, автопром,  химпром и многие отрасли машиностроения. Именно в этом многообразии отраслевого хозяйства  Виктор Христенко и увидел перспективу в удовлетворении своего неутомимого стратегического таланта. Буквально за два года министерство, по выражению  замминистра Андрея Дементьева, стало «фабрикой по производству стратегий», было разработано 15 стратегий по развитию различных отраслей производства.

Прежде всего, начнем с количества стратегий – их в министерстве15. Абсолютное большинство рассчитаны  до 2020 года, но некоторые заглядывают еще дальше- стратегия развития электронной промышленности до 2025 года, энергомашиностроения до 2030 года. Правда, некоторые стратегии еще не успели обновиться. Это касается стратегий развития до 2015 года: авиационной, химической и нефтяной промышленности, транспортного машиностроения. К этому следует добавить еще 7 Федеральных целевых программ, заказчиком-координатором которых является Минпромторг РФ. С учетом этого дополнения получается уже не «фабрика стратегий» ( по Дементьеву), а огромный холдинг   стратегического планирования министерства. Понятно, к разработке планов развития привлекаются много «своих» и иностранных экспертных компаний. В общем, на имитацию развития тратятся огромные бюджетные деньги.

В развитии этого холдинга стратегий и обозначилась основная  роль министра Христенко.Икак это сказывается на развитии отечественной промышленности ? Известно всем, что просто никак! (О ее месте в хозяйственном развитии страны все больше остаются только воспоминания.) И мы приходим к главному смыслу статьи: стратегия развития – без развития. Или, по другому говоря, многие годы идет христенковская имитация бурной деятельности, которая рассчитана на пиар известного либерал-демократа, но которая полностью доказала его профессиональную непригодность  занимать кресло министра ведущего промышленного министерства, показала его некомпетентность в развитии промышленности, и в целом его практическим действиям в работе, которые не отвечают национальным интересам России. И это утверждение, в частности, относится к бездарной политики развития авиапрома.

Стратегия развития авиационной промышленности на период до 2015 года  была одобрена правительством осенью 2005 года. Широко разрекламированная Минпромэнерго она  предусматривала решения шести стратегических задач, для возвращения России в число лидирующих авиастроительных держав мира. Намечалось дальнейшее продвижение на рынок находящихся в серийном производстве магистральных Ил-96, Ту-214, Ту-204-100/120/300, Ту-334 и региональных самолетов Ил-114, Ан-140, Фр-38. К числу «прорывных продуктов» Суперджет – 100, Ан-148, а также отечественной авиатехники в рамках RRJ и МС-21. Начиная с 2008 года, предусматривалось производить 40-50 пассажирских самолетов. Но стратегия развития авиапрома губительно провалена. Другой оценки трудно подобрать. В 2006-2007гг поставлено по 7 машин, 2008 -10, 2009-14, 2010 -7 самолетов (2-Ту-204, 1- Ту-214, и 4 Ан-148). Не начаты поставки самолетов Суперджет – 100 (сертифицирован только в феврале 2011 года), не выполнены принятые сроки изготовления и поставки ИЛ- 96-300, Ту-204 и их модификаций.

На недавнем заседании Совбеза президент Дмитрий Медведев раскритиковал авиапром. Он заявил, что отечественные самолеты не должны проигрывать иностранным ни по уровню шума двигателя, ни по расходу топлива, ни по дальности полета. Глава государства назвал положение в авиастроении как достаточно унылое и выразил недовольство качеством лайнеров. Это заявление президента прозвучала диссонансом относительно недавних помпезных слов  Владимира Путина  в адрес авиапрома на конференции «Единой России» в Брянске. Он, в частности сказал: «В сложный период кризиса мы не отказались от поддержки авиастроительной отрасли. В 2009-2010 гг на поддержку авиапрома было направлено 200 млрд. рублей. В итоге нам удалось обеспечить реализацию всех проектов, с которыми связано будущее нашей авиации – как гражданской, так и боевой». На счет развития гражданской авиации мы только что приводили примеры о ее почти полнейшем крахе , а по поводу боевой авиации скажу, что  тоже обстановка не лучше, о чем говорит война с Грузией. Но самое главное, Путин, рассуждая о «реализации всех проектов», уводит нас от мысли, а кто же несет ответственность за развал самолетостроения. И делает это он неслучайно. Факты же просто убийственные. С 2000 года производство гражданских пассажирских самолетов уменьшилось  в разы.

Далее. Путин говорит о поддержке авиапрома в кризисные два года в размере 200 млрд.рублей. Лучше бы он эту цифирь не называл. Она звучит кощунственно на фоне государственной поддержке кредитами  17 коммерческим банкам было роздано  400 млрд. рублей. Немалая часть этих средств, как сообщала Счетная палата, сразу же ушла на заграничные счета.

Возвращаясь к руководству Минпромторга авиапромом, нельзя не отметить некритический подход к результатам его деятельности. Виктор Христенко неоднократно заявлял, что в авиастроении непреодолимых проблем нет, даже в период кризиса. Его можно понять, он же стратег развития. Какие для него могут быть препятствия? Также оптимистично настроен и недавно назначенный новый директор департамента авиационной промышленности Юрий Слюсарь. На презентации итогов 2010 года он уверенно заявлял журналистам: «В целом в области авиационной деятельности происходят позитивные изменения, отмечается рост показателей в отрасли». (Еще бы, мы все же произвели 7 самолетов, при более 500 произведенных Аэробусов компанией Боинг в минувшем году). Слюсарь так же, как и его шеф, склонен к стратегическим размышлениям. Он сообщил акулам пера, что «для учета мировых тенденций по расширению интегрированной логистической поддержки высокотехнологичных изделий разработаны и совершенствуются методы и технологии перехода к продаже жизненного цикла продукции, что является необходимым условием обеспечения глобальной конкурентоспособности и приносит 50% от общего объема выручки». Вот куда мы смотрим, вот как будем бороться за «продажу жизненного цикла продукции», если она в ближайшие годы не умрет окончательно.

Теперь ясно, чем руководствовался Христенко, заменяя Владимира Бабкина – специалиста по самолетостроению, на нового руководителя департамента – окончившего юридический факультет МГУ. А может быть действительно в наше время директору крупнейшего технического департамента министерства не нужно иметь инженерного образования?  Сейчас, ведь, на слуху все больше употребляются не технические термины, а такие,  как продажа, выручка, распил, инвестиции и т.п. Конечно, может быть какое-то исключение, если у такого выдвиженца непосредственным начальником является крупнейший профессионал отрасли. В данном случае, я имею ввиду заместителя министра Дениса Мантурова, которому подчиняется департамент авиационной промышленности. Но здесь исключение трудно применимо. Мантуров также закончил МГУ по специальности «социология», правда  учился дальше в Академии Госслужбы и получил диплом по специальности «юриспруденция». Вот так Христенко и руководит авиапромом. И не только. Но и, тем же, Автопромом, куда, по мнению экспертов, за нулевые годы было вложено более 60 млрд. долларов бюджетных средств. А результаты? Они хорошо известны!  Тольяттинский автогигант отдан, по сути дела, на откуп французам и японцам. «Стратеги» Минпромторга, да и правительства, так устроили «отверточное» производство иномарок в России, что оно выгодно только иностранцам, а бюджет теряет десятки миллиардов долларов. Положение дел в сельхозмашиностроении, судостроении, станкостроении, фармацевтической промышленности просто провальное по основным параметрам выпускаемой продукции. Все эти факты говорят о потере управляемости в стране. Однако вернемся еще к одной гигантской отрасли, в разрушении которой принимал участие Виктор Христенко.

Действительно, правительственная комиссия по реформированию электроэнергетики, возглавляемая Виктором Христенко, созданная  в 2001 году,  работала, по его словам, работала без выходных и каникул. Она вовлекла в этот процесс многие министерства и ведомства, верхнею и нижнею палаты Федерального собрания. И хотя Христенко не являлся автором  этого проекта, он по объему проделанной работы заслуживает лавры подлинного соавторства. А кто же авторы? Это теперь безвестная группа молодых людей  из США, посланцев Всемирного банка, десантированная летом 1997 года в Москву. Она была приглашена вице-премьером Борисом Немцовым, курировавшего тогда Минтопэнерго. Как писали в СМИ, получив доступ ко всем документам, в том числе и секретным, эта группа специалистов за несколько месяцев на деньги этой финансовой организации «состряпала» концепцию «реформирования» РАО «ЕЭС».  Не будь этой концепции мы не получили бы очередной транш валютного кредита МВФ для правительства России. «Разваливай единую энергосистему страны — получай доллары!» — такова была незамысловатая формула Вашингтонского обкома по развалу экономики России. И наши реформаторы следовали ей, предавая тем самым национальные интересы страны.

Начерченные «чикагскими» мальчиками и девочками планы по развалу РАО «ЕЭС» не затерялись в бумажных папках Минтопэнерго, а вскоре были востребованы Анатолием Чубайсом.  Он в 1998 году, по весьма сомнительным итогам голосования общего собрания акционеров, возглавил РАО «ЕЭС». Со свойственной ему административной хваткой, Анатолий Борисович сразу же приступил к реформированию созданную в советское время энергетическую империю по лекалам Международного банка.  Он в один момент лишил практически всех полномочий президента РАО «ЕЭС»  видного ученого с мировым именем по энергетике Анатолия Дьякова, возглавлявшего до него этот холдинг, стал  освобождаться и от признанных специалистов –энергетиков, расчищая путь  для своих людей , проверенных в руководстве денежными потоками и в умении массированного воздействия на общественное  сознание. В его команду, как на мед, вновь поползли бывшие «прихватизаторы» Яков Уринсон, Леонид Гозман, Андрей Трапезников и другие, едва ли помнящих закон Ома, но уже познавшие червоточину бонусов  при проведении «демократических» реформ.

Стремление Анатолия Чубайса в ускоренном варианте реформировать РАО «ЕЭС» встретило жесткое сопротивление со стороны губернаторов, известных  ученых и политиков. Открытыми противниками разрушения единой энергосистемы выступили и правительственные чиновники Андрей Илларионов, Виктор Кудрявый, Михаил Делягин и другие. Учитывая эти обстоятельства,  президенту Владимиру Путину пришлось пойти на отвлекающий маневр: одной рукой для успокоения общественного мнения он создает в январе 2001 года рабочую группу Госсовета  во главе с томским губернатором Виктором Крессом для изучения проблем, связанных с реформированием электроэнергетики, а другой – принимает решение  о создании правительственной комиссии во главе с Виктором Христенко, которая должна в короткие сроки законодательно закрепить реформы  РАО «ЕЭС».  Вице-премьер  с этого времени становится не только главным проводником и истолкователем принимаемых  по реформе законодательных актов в Государственной думе, но и главным ответственным ее исполнителем, а, следовательно, становится и одним из главных разрушителей единой энергетической системы. Стараниями Христенко и Чубайса уже 2001 году правительство Михаила Касьянова принимает важнейший документ: 526 постановление правительства РФ «О реформирование электроэнергетики Российской Федерации», где  была прописана идеология предстоящих реформ.

Примечательно, что во время работы рабочей комиссии Госсовета выявилось 13 концепций реформирования  электроэнергетики.  Доклад рабочей группы  Виктора Кресса был представлен президенту Путину и правительству в мае 2001 года. В нем обстоятельно доказывалось необходимость сохранения вертикально интегрированных систем – региональных АО – энерго., подвергались сомнению многие направления реформирования РАО «ЕЭС» по Чубайсу. Однако Путин сделал  и на этот раз  акробатический  кульбит:  он к докладу, над которым работали десятки выдающихся ученых и специалистов, политиков, депутатов , занял нейтральную позицию, поручив правительству Касьянова изучить предложения рабочей группы и принять решение. Всем было понятно, на чьей стороне окажется  премьер-министр, известный  либерал-реформатор.     Сейчас по прошествии многих лет с того времени, становится очевидным, кто играл главную роль в этом спектакле и кто должен нести соответственно  главную ответственность. Владимир Путин, очевидно,  должен  разделять ее и с Касьяновым, и с Чубайсом, и с Христенко, и, конечно, с депутатами Госдумы, которые после  «благословения» ими чубайсовской реформы приняли  пять законов реформирования РАО «ЕЭС», а затем и Федеральный закон « О реформе  энергетики». В принятии этих законодательных актов роль Виктора Борисовича значительна.

Выступая на  Госсовете в Абакане,  президент Дмитрий Медведев отметил, что  темпы роста  тарифов на электроэнергию с 2000 года возросли в 3 раза,   что  становится «реальной угрозой для экономики», при отсутствии нормальной конкуренции на розничном рынке электроэнергии и эффективности электроэнергетики  страны в целом. Глава государства выразил опасения, что при таких темпах ростов тарифов к 2014 году цены на электроэнергию  будут выше, чем в США, Финляндии и ряде других стран.

В недавно опубликованном исследовании «Реформы электроэнергетики: промежуточные итоги, проблемы и перспективы» группа экспертов отмечает, что реструктуризация РАО «ЕЭС» и продажа генерирующих мощностей не обеспечили энергетике ни долгожданных инвестиций, ни снижения тарифов.  «В последние годы цены на электроэнергию в России не просто росли – они достигли непропорциональных высот. Одно дело сказать, что тариф для населения в 2000–2010 гг. вырос в 10 раз. Другое – заметить, что сегодня он составляет 83% от французского уровня и 105% – от американского», – констатирует директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.

Необходимо отметить, что в последнее время РАО «ЕЭС» старалось держаться подальше от разработчиков этой программы, которую Анатолий Чубайс назвал «ГОЭЛРО-2».Позиция Чубайса вполне понятна. Растратив на реформирование сотни миллиардов рублей, многие из которых были просто разворованы, он не захотел дальше связывать себя с десятками триллионов, которые должны пойти на исправление провальных шагов реформы и лечь на плечи простых россиян. К тому же, Анатолий Борисович, превратив РАО «ЕЭС» в груду осколков, готовился к сдаче своих полномочий в 2008 году и уже искал богатого покупателя на свое кресло, чтобы окончательно показать своим оппонентам, что, свершив свой подвиг теперь уже в качестве  «электроприхватизатора», дает зеленый свет для ее рассвета или прозябания в будущем. Не знаю, хотел ли он этого или нет, но Чубайс действовал  в русле старинной русской народной пословицы: «Вот тебе хомут да дуга, а я тебе не слуга!».

Подводя итог сказанному по реформированию электроэнергетики, не могу не сказать о самом пагубном и тяжелейшем восприятии ее результатов. Она не отодвинула, а наоборот приблизила аварии, кризисы и катастрофы в этой отрасли и со значительными человеческими жертвами. Назовем главные из них: сработка гидроресурсов волжского каскада накануне зимы; приморский кризис;  очень крупная авария в Уральском регионе, которая затронула три энергосистемы и два ядерных центра; авария в Якутске, когда при температуре  — 48 градусов был обесточен  Центральный район, остановились 700 котельных, чугаевская  авария в «Мосэнерго», крупнейшая авария на Саяно-Шушенской ГЭС, и, наконец, последние неоднократные блэк-ауты в Санкт – Петербурге, катастрофические новогодние отключения Подмосковья и все эти катаклизмы продолжаются до сегодняшних дней. Виноват, как говорится, у нынешних чубайсовских преемников — «то снег, то ветер».

Остаются не виноватыми только те кто наперекор здравому смыслу, без учета мнения научного сообщества, проводил преступное разрушение единой энергетической системы России. К сожалению, ни у Чубайса, ни у Христенко не  получилось осуществить крылатую фразу питерского «зав лаба»: «Нам нужно будет в не очень живую сегодняшнюю  систему (надо полагать энергетику – В.Н.), в которой нет души, эту душу вдохнуть. Или из рыбного супа сделать аквариум с рыбками». Аквариума не получилось, но страна превратилась в мутный бассейн, в котором нечестные люди ловят золотые рыбки. А руководители, заварившие эту кашу, вольготно себя чувствуют, стали обладателями несметных богатств, уверяя сограждан, что они борются за их интересы, в поте лица трудятся на галерах, разрабатывая стратегии развития — без развития.

Автор: Новосельцев В.С — кандидат экономических наук

Добавлена:
Статья напечатана: 8-27-2011

Оставить комментарий

Комментариев нет